На старом Арбате рассказывают сказки


Спектакль по пьесе Алексея Арбузова, появившийся в репертуаре Театра Вахтангова, действительно, из разряда сказочных: сегодня так не ходят, не говорят и не действуют. В атмосферном спектакле «Сказки старого Арбата» собрано все самое доброе и уютное, что помнится из прошлого века. Главное, что в нем есть, Человечность. Семейные и рабочие отношения тогда были ориентированы на честность и порядочность. Понятно, что получалось, как лучше, не всегда, но вектор был. А еще действовало такое утраченное ныне понятие, как деликатность. Скоро школьники будут искать это слово во всеобъемлющей Википедии, поскольку даже тонкая интеллигентная прослойка забудет, что оно означает.

О новой постановке из первых рук

Екатерина Симонова, режиссер, представитель четвертого поколения семьи Симоновых.

 Екатерина Рубеновна дебютировала как режиссёр в 2017 году спектаклем «Вечер шутов», которому суждено  было открыть новое театральное пространство Вахтанговского театра – Симоновскую сцену. Её второй режиссёрской работой стал спектакль «Дневник Анны Франк», поставленный в 2019 году (руководитель постановки – Римас Туминас). Сегодня Екатерина Симонова ставит третий спектакль на Симоновской сцене, названной в честь ее прадеда и деда:

- Пьеса «Сказки старого Арбата» написана Алексеем Николаевичем Арбузовым специально для нашего Театра имени Вахтангова, который находится на Старом Арбате, и написана она в этих арбатских переулках, а роль Балясникова была предназначена Рубену Николаевичу Симонову…

После смерти Рубена Николаевича Алексей Николаевич Арбузов отдал эту пьесу Анатолию Васильевичу Эфросу в Театр на Малой Бронной, где спектакль с успехом шел долгие годы. «Сказки старого Арбата» шли во многих городах и странах, но только не в нашем театре, для которого были написаны. И так странно, что его пьесы огромное количество раз ставились в нашем театре, а «Сказки старого Арбата» даже ни разу не были заявлены. В год 100-летия Театра Вахтангова Римас Владимирович поддержал наше предложение и позволил воплотить эту пьесу на Вахтанговских подмостках. Арбузов этого достоин. Само название «Сказки старого Арбата» говорит о сказочных успехах нашего театра на Арбате.

Пьесы Арбузова сделали знаменитыми целую плеяду звездных актеров – второе поколение вахтанговцев, и мне очень хочется, чтобы молодые ребята, которые участвуют в нашем спектакле, тоже стали знаменитыми. Я выросла на этой улице, и все, что со мной случилось, случилось именно на Арбате. И вся история моей семьи связана с этим старым московским районом. Алексей Николаевич Арбузов тесно связан с моей семьей. Могут сказать, что его пьесы не современны, старомодны, но для меня в этих  текстах есть то, что мне дорого: простая доброта, человечность, любовь, дружба, отношения отца и сына. Мне кажется, то, что трогает, не может быть старомодным. В «Сказках старого Арбата» есть хороший такой винтаж.

 

И мне очень интересен язык Арбузова, возможно, несколько сложный для бытовой речи, но как же красиво и вкусно говорят его персонажи. Как же не хватает этого сейчас. Наша речь сегодня односложна, мы так скучно стали признаваться друг другу в любви. Мы уже не видим в мобильном телефоне ни лиц, ни глаз, а раньше люди просто разговаривали друг с другом, глядя в глаза. Мне бы хотелось, чтобы наш спектакль не проваливался в пыльную советскую историю, чтобы темп был современный, чтобы картинка и музыка были соответствующие.

Моя любимая бабушка, мама Рубена Евгеньевича Симонова, была замужем за Алексеем Николаевичем Арбузовым. Когда Алексея Николаевича не стало, остался его кабинет, его пластинки. Арбузов был невероятный меломан, невероятный эстет в одежде. Он был настоящий модник, стиляга, обожал хорошую музыку и хорошую одежду. В нашем спектакле мы использовали ту музыку, которую он любил – американский джаз. Думаю, Алексей Николаевич был бы рад.

Репертуар Театра им. Вахтангова в разное время украшали следующие спектакли: «Европейская хроника» (1953) в постановке Рубена Николаевича Симонова и Александры Ремизовой; «Город на заре» (1957), «Иркутская история» (1959), «Потерянный сын» (1961), «Ожидание» (1977) в постановке Евгения Рубеновича Симонова; «Двенадцатый час» в постановке Рубена Николаевича Симонова (1960); «Выбор» (1971) в постановке Леонида Варпаховского; Рубен Евгеньевич Симонов ставил пьесу «Мой бедный Марат» в 1995 году на сцене Театра имени Рубена Симонова (ныне Симоновская сцена Театра Вахтангова). В пьесах Арбузова блистали Михаил Астангов, Николай Плотников, Николай Гриценко, Юрий Любимов, Юлия Борисова, Людмила Максакова, Михаил Ульянов, Юрий Яковлев, Вячеслав Шалевич…

Рубен Евгеньевич Симонов, исполнитель роли Балясникова, кукольного мастера, представитель легендарной династии Симоновых в Театре Вахтангова: его дед – выдающийся актёр и режиссёр Рубен Николаевич Симонов руководил театром в 1939 – 1968 гг., отец – Евгений Рубенович Симонов, главный режиссёр театра в 1969 – 1987 гг.  В Вахтанговскиом театре Евгений Симонов служит уже более 35 лет.

- Алексей Николаевич Арбузов – муж моей мамы, мама жила с ним долгие годы до самой кончины. Он был удивительно жизнерадостный человек. Был энергичен, остроумен, весел. Я люблю его язык, я играл в «Жестоких играх» в «Театре на Малой Бронной». Театр Вахтангова кровно связан с драматургией Арбузова: «Город на заре», «Иркутская история», «Потерянный сын», «Ожидание»…. Нет такого драматурга, который столько бы ставился в Театре Вахтангова.

А если говорить о пьесе «Сказки старого Арбата» - то мы верим в добро, в любовь, вы же сами знаете, что вокруг творится, как люди озлоблены и расстроены. В сложнейшей ситуации нужно звать к свету, удивительным, замечательным вещам. Любовь к женщине, это - самое святое, что для меня есть.

Без женщин мир бессмысленен. Как женщина может повлиять на человека, дать ему энергию для творчества, для жизни, для восприятия мира в ярких цветах! Наш спектакль – гимн женщине, которая способна сделать все: сделать мужчину великим, молодого человека – счастливым. Любовь преображает и делает человека лучше.

В спектакле «Сказки старого Арбата» принимают участие: Рубен Симонов, Олег Форостенко, Фёдор Воронцов, Александр Галочкин, Константин Белошапка, Ася Домская, Мария Риваль, Дмитрий Соломыкин.

Автор сценического оформления и художник по костюмам – Владимир Круглов.

Дмитрий Соломыкин, исполнитель роли Лёвы, бывшего жениха главной героини Виктоши. Дмитрий окончил Театральный институт имени Бориса Щукина (руководитель курса – В.В. Иванов) в 2008 году. После успеха знаменитого Щукинского дипломного спектакля «Белая акация» в постановке Владимира Иванова Дмитрия пригласили в Театр имени Евгения Вахтангова.

- Рисунок вашей роли в этом спектакле несколько отличается от остальных. Если другие герои спектакля выглядят, скорей, серьезно - лирическими, то ваш персонаж – серьезно комический, гротесковый. Это режиссер поставила перед вами такую задачу или вы сами для себя определили манеру игры?

- Знаете, как получилось: я сознательно выбрал для себя роль Левы, потому что Катя предлагала мне сыграть в этом спектакле Кузьму, но есть решение моего эпизода в контексте ситуации безотносительно общего драматургического ключа. Естественно, я понимал, что с моим героем я могу создать некий объемный микромир. Мой Лева и выписан так Арбузовым, как отдельный персонаж. В этом смысле я просто поддержал автора и развил ситуацию так, как я ее понимаю. У Лёвы, в общем-то, происходит трагедия – потеря любви, но если играть эту потерю прямым ходом, будет плоско и неинтересно…

- Это было бы достаточно банально…

- Да, поэтому существует гротесковый ключ к этой роли, и текст не сопротивляется. Если тут прослеживается боль, то она глубинная. В современных текстах драма лучше воспринимается, если в ней есть ирония. Сегодня время прямых оценок ушло, на дворе двадцатые годы двадцать первого века – время многоструктурное, неопределенное. Какое оно – соленое, сладкое? Я чувствую его ироничным…

- Театр семидесятых годов был очень прямым, открытым, искренним, исповедальным, в то вренмя, как люди были скрытными, застенчивыми. Сегодня в обществе не осталось запретных тем, и народ достаточно откровенно изливается, выплескивает личное в социальных сетях, значит, театру, наоборот, следует уходить вглубь, в таинство.  Меньше пафоса и больше иронии…