Записки индийского дилетанта

Индия далась нам не сразу, вероятно, проверяла – точно ли мы ее хотим. Она не каждого принимает, она - особенная. Но люди с бешеным ритмом жизни, никогда не отключающейся головой, растрепанными нервами и пр. могут найти в ней то, что не получат других местах. Индийская специфика показана европейцам просто как лекарство или, если брать глубже – путь к себе. Иногда, поверьте, стоит забыть беготню по музеям, цивилизованный туризм по системе all inclusive…и раствориться в этой удивительной загадочной непостижимой стране.

До путешествия по глубинам Индии мы пока не дозрели, а всего лишь решили убежать из пасмурной Москвы от новогодних праздников на пару недель в аюрведический штат Керала. Решающим аргументом, чтобы и Сергей согласился ехать, стала йога. Инструктора нашей любимой московской студии йоги Айенгара организуют в течение года разные йога-туры в теплые места, где зажатые жесткие тела становятся мягче и гибче. Занятия проходят ежедневно, и после такого десятидневного семинара физически ощущаешь изменения в организме. А совмещение йоги с аюрведическим лечением обещало вообще невероятные бонусы.

Билеты на декабрь, многие знают, лучше покупать летом, так как в сентябре цены взлетают. Попасть в Тривандрум – столицу Кералы можно, увы, только с пересадкой. По собственному опыту скажу, что лететь надо солидной авиакомпанией – это сэкономит вам нервы и время.

Наши билеты были связкой Аэрофлот – Indigo с пересадкой в Дели. Аэрофлот был безупречен, но до Тривандрума компания не долетает, а что касается Индиго…Хочу предупредить тех, кто будет планировать подобную поездку: не берите два часа на пересадку - это почти нереально, и под силу лишь опытным туристам, знакомым с индийскими порядками. У нас оказалось почти шесть часов на «осмотреться» и пр., это, конечно, чересчур, но мы хотя б не нервничали, ибо за время пересадки в Дели нужно успеть:

- заполнить в аэропорту анкету на английском в толпе русских, добравшихся от самолета до стойки более чем за двадцать минут. Большинство, ознакомившись с невнятными бумажками, лихорадочно списывало друг у друга, нервно заполняя пробелы;

- пройти очередь паспортного контроля, где неторопливые индусы проверяют или ставят визу (с электронной визой – отдельные стойки в конце, и надо сразу искать их, чтобы зря не стоять), сохраняют на память отпечатки ваших пальцев;

- получить багаж, который не сразу появляется на ленте;

- добраться до следующего терминала, не указанного в вашем билете.

Наша пересадка, например, оказалась в самом дальнем терминале - местном аэропорту Дели, до которого еще нужно было добираться около получаса. Хорошо, что мы получили информацию у наших бывалых инструкторов, что искать автобус нужно, выйдя из здания международного аэропорта Дели на улицу направо, и там где-то вдали найти заветный столик, где двое индусов выдают бесплатные тикеты, если предъявить свои электронные билеты. Ехать минут двадцать на автобусе…

Пока мы все это проделали, прошло часа полтора - два. В местном аэропорту не было ни одного русского, посоветоваться не с кем. Мы с Серегой и так минимально владеем английским, а индусов даже с хорошим языком сложно понять, оставалось лишь одно: стоять у пустых стоек регистрации до утра, пока не появятся сотрудники. Деваться в этом зале аэропорта было некуда. Повсюду шел ремонт, и я верю, что через год индусы все сделают на высшем уровне и туда можно будет спокойно приехать… верю, но постараюсь избежать местных авиалиний. Индусы расположились на полу, многие спали (время-то ночное), три столика местного кафе тоже заняты. Через час один столик освободился, и мы сели. Бармен на нас не реагировал: тут все равно никто ничего не заказывал. Глаза жутко слипались. На рассвете выяснилось, что регистрацию можно пройти у соседних стоек, там шевелилась какая-то жизнь. Минут десять служащий авиакомпании Indigo вглядывался в распечатки наших электронных билетов, пытаясь что-то разглядеть в компьютере. Потом покачал головой и подозвал еще одного. Они долго крутили головами вдвоем, и я начала паниковать, как нашлись наши данные. Чемоданы отправились по ленте. Мы радостно поскакали на паспортный контроль, где наша ручная кладь была задержана добросовестными таможенниками числом пять человек. Потом я не раз отмечала, что одно рабочее место в Индии занято всегда несколькими товарищами, вероятно из-за большой численности населения (как никак, полтора миллиарда), чтобы уменьшить безработицу. Таможенников насторожили мои два черных резиновых мяча (боллы), которые я кладу под спину, чтоб не напрягать поясницу во время перелета. Почему-то они решили, что это - мячи для гольфа. Возможно, в мячах для гольфа есть что-то угрожающее, но мои-то мячи - совсем мирные. Затем пограничники, коварно скалясь, вытащили из моей сумки освежитель для лица, пришлось бодро побрызгать на себя из баллончика, чтобы они расслабились. И, наконец, бдительный таможенник, торжествуя, извлек из Серегиного рюкзака бутылку коньяка, купленную в дьюти-фри Шереметьево. Все наши доводы, что пакет заклеен, что в Шереметьево утверждали, что проблем не будет: в таком виде транзитникам разрешено перевозить алкоголь, не возымели на индусов никакого действия. Они скорбно качали головами и произносили много непонятных слов с целью нас вразумить. Уже собравшись распрощаться с литровой бутылкой, мы в какой-то момент чисто интуитивно поняли, что нам предлагают просто выйти обратно к стойке регистрации и сдать коньяк вместе с рюкзаком в багаж. Все это тоже заняло какое-то время.

Представляю, как бы мы носились по двум индийским терминалам, пытаясь во всем этом разобраться в отпущенные нормами два часа пересадки.

В зале вылета были тысячи людей. Ни одного светлого лица, зато много ярких цветов: нарядная одежда индианок блистала всеми цветами радуги, освещая все вокруг, хотя мужчин было в разы больше. Мы тупо промаялись, не смыкая глаз, чтоб не проспать, еще пару часов и вылетели из туманного задымленного Дели (сильный смог) в Тривандрум на маленьком самолетике. В салоне вокруг сидели одни индусы, очень тепло одетые. В Дели было градусов десять, и мы тоже не спешили раздеться. Зато всего лишь через три часа нас встретила приветственными лучами солнца и тридцатью градусами тепла столица штата Керала город Тривандрум или Тируванантапурам, что переводится с языка малаялам как «Местожительство святого Ананты». Даже по российским меркам, это довольно большой город, в котором проживает около миллиона жителей. Он является портом на слиянии Аравийского моря, Бенгальского залива и Индийского океана. Путь мы держали в Ковалам – курортное местечко на побережье Аравийского моря в пятнадцати км от аэропорта Тривандрума.

Итак, мы приехали в Ковалам на две недели (нужно бы дней на двадцать, что более правильно, но пока так). Ехать от аэропорта примерно полчаса. Пять лет назад я уже побывала в одном из лучших керальских аюрведических центров - Саматирам, но та поездка длилась вообще всего неделю и я помню, как в день обратного вылета остро почувствовала, как организм зарыдал: только он начал испытывать блаженство, и вот… увозят. Но я пообещала ему, что обязательно вернусь и пройду полный курс процедур, побалую и полечу, чтоб не плакал. Там, в Саматираме, я разговорилась с двумя француженками, которым, на первый взгляд, было под полтинник. Оказалось, что им - за семьдесят, и ездят они на аюрведу лет пятнадцать-двадцать подряд. Впечатлило. Делаю шаги в этом направлении.

В Коваламе, как и в Керале в целом, множество клиник и аюрведических центров. Этот юго-западный штат непрерывно богатеет, строятся отели и дороги, развивается инфраструктура (конечно, специфическая, но их дороги с российскими скоро будет не сравнить), с каждым годом сюда все больше едет туристов, особенно, немцев и россиян. Русские и немцы сначала как следует окучили Турцию, наслаждаясь прелестями ол инклюзива (all inclusive). Но сегодня объедалово и обпивалово - не в тренде. В моде - здоровый образ жизни. Продолжительность жизни увеличивается, в России, наконец, поспело первое поколение шестидесятилетних, которых никто и, прежде всего, они сами, не считает стариками. Впервые в нашей стране люди, вырастив детей и отработав положенное, могут позволить себе путешествовать и заниматься тем, до чего прежде не доходили руки, то есть, собой. Заниматься собой - значит: следить за питанием и сном, развиваться физически и духовно, быть активным и энергичным, и организм в благодарность подарит вам еще пару десятков интересных лет.

Клиника доктора Уни, в которой мы оздоравливались, уже приобрела популярность среди наших граждан. Я встречала русских и украинцев, которые лечатся у доктора Уни по шесть-семь лет кряду. За это время клиника расширилась, рядом вырос пятиэтажный отель и трехэтажный гостевой дом на горе, а между ними - сад и огород (бананы и кокосы, лечебные травы и пр.). Постояльцы отеля, они же - пациенты клиники, имеют ряд дополнительных удобств: не нужно далеко ходить после процедур, вид же после них еще тот (об этом ниже), отельный ресторан готовит только правильную еду, по утрам на ресепшн часто приносят дополнительные снадобья, которые необходимо выпить до завтрака.

А наша группа задолго до завтрака вставала и поднималась на крышу отеля, чтобы позаниматься йогой с 6 до 9 утра под шум прибоя и пение птиц. Каждый день еще до рассвета нас переполняло ощущение радости и полноты жизни.

Безалкогольное вегетарианское существование приносило в сознание новые ощущения и удивительное удовлетворение. Последний раз мы выпили по рюмке в Новый год, съели по маленькому кусочку рыбки и забыли эту тему до Москвы, хотя в районе пляжа множество кафешек зазывно выставляло свежий морской улов в виде огромных царь-рыб, гигантских креветок и пр.

Растительный образ жизни диктовал свой режим: в девять вечера уже хотелось спать, есть совершенно не хотелось. Организм отключил все желания и потребности и окунулся с головой в заслуженный отдых. За две недели мы даже не посмотрели ни одного скачанного фильма, я не написала ни одной статьи и прочитала всего полторы книжки. Предупреждая вопрос: а что же мы там вообще делали, отвечу - наслаждались покоем.

О лечении

С первого дня в клинике на вас заводится карта, куда записывают ваши данные и жалобы. Далее - ежедневные процедуры, после которых вам вручают необходимые пилюли и микстуры (все натуральное, не химическое). Процедуры длятся два с половиной часа и начинаются с обязательного ножного массажа. Так называемый «терапист» проходится ногами по вашему телу, распластанному на кожаном мате. К этому надо быть готовым, чтоб отнестись спокойно, ведь вы лежите абсолютно голый, а массажист разминает вас голыми пятками, периодически поливая на вас из медного кувшинчика теплым пряным маслом. Вы скользите по скользкому мату, пытаясь отклонить наиболее болезненные места, но ноги снова ловко добираются до самых чувствительных точек и ставят на них свою точку. И, поверьте, в этом нет ничего эротического, наоборот, скорей можно представить себя некой непонятной тушкой какой-нибудь подстреленной дичи, которую хорошенько промаслили, отбили, далее натерли приправами, подготавливая к грилю. Приправы, это – следующий этап.

В четыре руки вас с ног до головы ловко растирают смесью с куркумой, которая благотворно влияет на кожу, являясь одновременно антисептиком и источником незаменимых веществ. После растирания наступает время похлопывания, отбивания. Две девушки в четыре руки шлепают по вашему телу мешочками, туго набитыми травой. Они могут быть сухими, либо намоченными в масле с травами, но все довольно горячее. Далее учитываются индивидуальные особенности пациентов: кому-то льют на лоб теплое масло (ширадара) – это полный релакс, кого-то купают в целебном отваре или молоке, кому делают баню, кому – клизму и т.д. Затем ваше отмассированное охристого цвета тело заворачивают в кусок яркой индийской материи, и красивая медсестра на уютной полянке вручает вам снадобья. Отмыться от желтизны не так-то просто, потому все ваше белье (постельное и личное) приобретает желтоватый оттенок. Волосы промасливаются до такой степени, что попытки вернуть их в прежнее тусклое сухое состояние московской зимы невозможно, все так и ходят, поблескивая обновленной копной волос.

Кстати, о волосах: какие же потрясающие у индусов волосы, почти совсем нет лысых, не видела седых даже у возрастных, а уж какие шикарные густые черные волосы у индийских женщин…

Через несколько дней вам дают всякие очистительные препараты, хорошенько отмывают вас не только снаружи, но и внутри. Простая пища вроде риса со специями, как я уже упоминала, вызывает чувство покоя и насыщенности.

О досуге

Утром – йога, потом неторопливый завтрак, неспешная беседа, прогулка к морю и купание. Никаких мыслей и волнений, умозаключений. Простые наблюдения.

По пляжу мимо лежаков неутомимо ходят друг за другом худые шоколадного цвета продавцы со стопками парео (держа половину в руках, половину - на голове), скатертей, блоками сигарет, резными шкатулками. Тетушки и бабушки предлагают нарезанные фрукты. По набережной деловито снуют коренастые женщины с тазами на головах, доставляя рыбу в кафе.


Променады европейских и индийских отдыхающих отличаются в корне. Европейцы бродят вдоль моря в купальниках и шортах с целью лучшего загара и похудения. Индийцы вышагивают, стоят или располагаются прямо в воде группками, реже парами. Они всегда полностью одеты: женщины - в сари, девушки - в джинсы и кофты, мужчины - в обычные рубашки, застегнутые на все пуговицы, под рубашкой - подвернутый в виде юбки кусок ткани. Мужчин повсюду значительно больше, возможно, женщинам гулять некогда.

Часто можно встретить мужскую пару, один из которых вышагивает, полуобняв товарища, ухватившись за его плечо. Возможно, обычная дружба, но как испортились наши нравы. Лет пятнадцать назад я б ничего такого в этой картинке не заметила, а сейчас поневоле задумываешься…

Всех встречных женщин постоянно хотелось фотографировать, что я и старалась делать, по возможности. Особенно во время двух совершенных нами выездов в Тривандрум. Об этих поездках отдельная песня в другой главе.

Сами индусы обожают делать селфи, почти как китайцы – те фотографируют все подряд, и эти запечатлевают себя на фоне вечности, европейцев, заката.

О закате - в Индии есть человек, питающийся солнечной энергией. Он по полчаса утром и вечером смотрит закат и рассвет и спокойно обходится несколько недель и даже месяцев без еды.

Мы посетили зоопарк в Тривандруме и были крайне разочарованы. По размеру он – вполне достаточный, но животных мало. Несколько птиц, один носорог, четыре бегемота, стадо копытных в вольерах и несколько змей в террариуме, где не разрешено фотографировать.


Змею я как раз бы запечатлела – такой гигантской анаконды никогда воочию не видела. Мои любимые кошачьи хищники были представлены в жалких крошечных клетушках, их практически не видно за толстыми прутьями, но индусов это не волнует. Они радостно фоткаются на фоне клеток.

Помимо зоопарка, мы поднялись на коваламский маяк. С верхней точки маяка хорошо просматривается излучина побережья Ковалама, пляж и парящие над водой птицы. Мы фотографировали их и индусов, а индусы – самих себя на высоте.

Птицы и звери

Больше всего нас потрясла индийская кукушка. Потрясла до глубины барабанных перепонок. Я ее записала на диктофон, чтобы заводить в Москве вместо будильника. Эта тварь под покровом ночи выводила такие рулады, что не снились и ста петухам. Петух пропоет от силы раза два и затихнет. А вот азиатская кукушка не поет, а воет, гавкает, стонет, часами жалуется на жизнь, ругается, как соседи в коммуналке…и все это за пределами допустимых для человеческого уха децибел.


Индийская кукушка

 


Как же мне хотелось в четыре утра взглянуть на нее и плюнуть в нахальную рожу, затаившуюся среди темных ветвей. Даже сводный хор склочных ворон не в состоянии заглушить эту «маленькую, но гордую птичку». Перед отъездом я попросила показать мне хотя бы фото. И вот оно.

Еще голубые небеса Ковалама оживляли парящие маленькие орлы или, возможно, большие ястребы. Выписывая молчаливые круги, они презрительно взирали на стаи вечно суетящихся ворон или галок, несколько отличающихся от наших дворовых. Ястребы с ними не связывались, зато уж вороны не упускали случая тюкнуть одиноко пролетающего красавца, подозревая его в преступных мыслях в захвате их возможной добычи. Несколько раз наблюдали забавную картину: ястреб, выхватив из воды мелкую рыбешку и удерживая ее в когтях, время от времени поклевывал, приближая ноги к голове (похоже, пресс у ястреба накачан как следует), не переставая при этом парить. Наверное, он тоже подозревал ворон в покушении на добычу.


Основными зверями в Коваламе являются собаки. Сотни грязных, довольно крупных четвероногих сирот раскиданы по одиночке на узких дорожках между магазинчиками, лавками и отелями. Спят, грея облысевшее от долгого лежания на солнце пузо, никуда не торопятся. На пляже их - целая мафия. Чужих прогоняют. Они выбирают место под лежаками, с достоинством ложатся в тень и мирно дрыхнут под отдыхающими. Иногда выходят к морю освежиться – искупнуться. Одна наглая шавка повергла меня в шок, употребив морское побережье для своего туалета: делая свои грязные делишки, она, не отвлекаясь, смотрела сосредоточенно прямо перед собой, после чего отошла в сторонку, омылась и вышла на песок. Еду собаки не клянчили и худыми отнюдь не были, видимо питались, как тот индийский йог солнечным светом.

О питании

За неделю организм отвыкает от вредной неумеренной жратвы. Шесть-семь глиняных котелков на выбор открывали нам три раза в день злаковые каши, печеные бананы, рис с приправами или рисовые лепешки, свеженарезанную папайю и арбуз. Папайя зрелая сладка необычайно – нечто среднее между дыней и тыквой, а недозревшая напоминает по вкусу репу.

Еда эта чрезвычайно сытна и, хочется верить, очень полезна. Хотя в первые дни мы сворачивали головы, прогуливаясь мимо кафе со свежими морепродуктами, потом индифферентно шли мимо, словно рыба и креветки - несъедобные муляжи.


Поскольку мы – большие фруктоманы, то постоянно охотились за фруктами. Местные лавочки не слишком радовали изобилием: арбузы двух видов – одни темно-зеленые, похожие на толстенькие кабачки, другие – светло-полосатые кругленькие, но не слишком сладкие; довольно вялые костлявые мандарины, бледная невыразительная по вкусу гуава, не очень вкусные дыни величиной с грейпфрут, конечно, папайя (тут уж мы душу отвели). Но манго…самый любимый плод отсутствовал, оказывается, сезон манго, коего тут 28 сортов, в марте, приходит вместе с 45 градусами жары. В бархатный декабрьский сезон изредка попадались лишь маленькие кисленькие пародии на манго. А еще, конечно, чуть не забыла про бананы и кокосы, которые в Керале попадаются на каждом шаге, иллюстрируя детскую песенку из мультфильма про остров: «Жуй кокосы, ешь бананы - Чунга-Чанга…».


За десять дней вегетарианская еде совсем не приелась. В основном, мы питались в отеле, но иногда пробовали обедать в маленьких кафешках, которых полно повсюду. Блюдо «Тали» включало в себя металлический поднос с горкой риса и несколькими плошками с разными овощными и пряными добавками, придающими несоленому белому рису вкус и цвет. «Тали» очень хорошо для талии – много не съешь, а сытость долгая.

О поездках в Тривандрум

Это было большим развлечением среди нашей тихой и размеренной курортной жизни. Из Ковалама можно было доехать тремя вариантами: такси (600 рупий – рупия примерно равна рублю), тук-тук – распространенный в Азии вид транспорта, который состоит из мотороллера с водителем и крытым возком для двух пассажиров (250 рупий), обычный рейсовый автобус (17 рупий). Мы ездили на автобусе, потому что это - самое интересное и безопасное путешествие. На дорогах абсолютный хаос, который создают водители, обгоняющие друг друга, притирающиеся в плотном потоке, давя клаксоны так резко и громко, что поневоле вздрагиваешь, и пешеходы тоже вносят свою лепту, переходя дороги, где им вздумается, не обращая внимания на светофоры и зебры. Автобусы – большие железные коробки с окнами без стекол, хорошо продуваемые, быстро и без проблем доставляли нас в город. Наблюдая поведение индусов в автобусе, я часто видела нечто до боли знакомое.


Когда автобус прижимался к остановке, толпа, давясь, лезла внутрь, беря двери на абордаж, никого не пропуская, невзирая на пол и возраст. Внутри тоже «кто смел, тот и съел». Пожилым женщинам никто не уступал, я попыталась встать, но они не садились.

Лица на улице и в транспорте у индусов хмурые и сосредоточенные, но стоит с ними встретиться глазами и улыбнуться, в ответ тут же начинают сверкать удивительно красивые глаза и потрясающие белоснежные улыбки. По улицам ходят по театрально-киношному нарядные женщины, словно сошедшие с экранов и сцен, я не выпускала из рук камеру.


В магазинах Тривандрума есть такая особенность: огромное количество обслуживающего персонала, практически равное числу покупателей. Например, в центральном шестиэтажном магазине «Pothys» штат продавцов и кассиров зашкаливает до абсурда. Ты поднимаешься на любой этаж, и за тобой как пажи, начинают ходить продавцы, готовые консультировать. В женской одежде – нарядные консультантки в сари, зато на кассах работают только мужчины.

До примерочной вас провожают и ждут. Дальше выбранную вещь относят к столику в центре зала и там ее заносят в какой-то журнал, потом выписывают квитанцию и ставят пару печатей. Следующий продавец несет вещь за угол в кассу, другой упаковывает ее в бумажный конверт и прикрепляет квитанцию. Кассир принимает деньги, выдает другой чек и ставит на нем с размаху три печати. Этот чек от вас принимает еще один человек, передает его тому, кто упаковывал и, наверное, единственный может найти среди выросшей в одночасье горы одинаковых свертков ваш. Потом на чеке снова шлепают печати, подкидывают сверток и ловко засовывают в пакет.

С совершенно серьезным видом нам в магазинах предлагали померить и купить национальную одежду. Представляю себя в Москве в таком павлиньем виде. В Индии же все смотрится гармонично. А сколько в Индии ручной работы. В Коваламе, например, дорога к пляжу вела через мелкие лавочки, в которых строчили одежду и изготавливали обувь с утра до вечера. Торговаться тут принято. Многие продавцы и даже кассиры преспокойно готовы вас надуть. Даже в кассе зоопарка при покупке билета, нам не додали на голубом глазу сто рупий. Сначала мы относились к этому легко – подумаешь, сто рублей. Но по мере привыкания к местной жизни, тоже стали считать деньги. Для индусов двадцать рупий – деньги, на них можно перекусить, доехать из конца в конец города на автобусе. Большая бутылка воды стоит 20 рупий, и столько же мы заплатили за собственную бутылку перед входом в зоопарк (взяли какой-то налог, мы не поняли, но заплатили).

Обедали мы в Тривандруме оба раза в уличной забегаловке. О брезгливости в Индии нужно забыть и утешать себя тем, что тут много специй, которые являются одновременно и антисептиками, солнце убивает микробы, а аюрведа вообще спасает от всего. Брали «масала доса» – это большой горячий блин с завёрнутой в него горячей начинкой из варёной картошки, репчатого лука и специй. К нему всегда полагаются мисочки с холодными приправами разной степени остроты. И «тали» - традиционный маленький комплексный обед, в котором на металлическом подносе рядом с горкой риса разные соусы. За эти два блюда плюс масала-чай из титана (как в советской столовой кофе с молоком) мы заплатили 124 рупии и объелись втроем. Шли к автобусу сытые и довольные, не переставая восхищаться индианками.

О состоянии души и тела

Примерно на третий день вас начинают отпускать беспокойные мысли и домашние заботы. Взятые с собой статьи так и остались не тронутыми, скачанные в ноутбук фильмы – не смотренными, из четырех толстых книг прочитаны полторы, зато появилась пятая. Эта книжка индолога, гида, переводчика древних философских трудов Виктории Дмитриевой, с которой мы там познакомились. Вика об Индии знает столько, словно прожила здесь не одну жизнь, да и половину этой жизни уже провела здесь, выезжая в Россию лишь на лето. У Вики в Керале собственное турагентство, она возит группы и заражает всех интересом и любовью к Индии. Съездить с ней на экскурсии мы не успели, но у нас все впереди. Книгу я прочла на пляже взахлеб, восхищаясь по ходу чтения смелостью этой хрупкой с виду женщины. Вика не раз преодолевала опасные горные тропы по дороге в храмам и монастырям, справлялась с жарой и холодом, доходила до самых отдаленных уголков огромной и загадочной страны, постигала духовную практику у настоящих гуру, тайны йоги...

А мы постигали тайну релакса. Самая сложная поза в йоге – не стойка на голове и прочие лихо закрученные позы, а простая шавасана (поза трупа), в которой надо суметь полностью расслабиться и не заснуть.

Спать ложились примерно в 21-00, вставали в 5. В шесть уже сидели на крыше отеля в сукхасане с перекрещенными ногами и руками, сложенными в намасте. Наши инструктора Маша и Света бережно и с любовью проводили нас путем разных асан, мягко добиваясь хоть какого-нибудь результата. Добравшись до пранайямы и шавасаны, мы с приятным чувством выполненного долга отправлялись на завтрак. От вновь прибывших нас отличало олимпийское спокойствие, благодушие и …загар.

На прощание доктор Уни выписал кучу препаратов и снадобий, чтобы наши тела как-то дожили до следующего года в приличном виде.

И как же хочется подольше сохранить благостное состояние души и тела и вернуться в этот вечнозеленый рай на юго-западе Индии.