Большому кораблю - большое плавание

Писатель пишет книгу, художник рисует картину, композитор сочиняет музыку, и для творчества им больше никто не нужен. Произведение написано, точка поставлена, пройдет неделя, год, век, а оно останется таким. Спектакль – произведение живое, изменчивое, зависимое от многих составляющих, далеких от его авторов, например, от самочувствия в этот день артистов, собранности театральных цехов, настроя публики и даже… комфорта зрительских кресел, духоты в зале, да мало ли чего еще. Режиссеру для постановки требуется целая команда. Помимо актеров, спектаклю большой формы необходимы: хороший  звук, свет, интересная сценография, музыка, хореография и т.д. Только так большому театральному кораблю светит долгое и далекое плавание. Сегодня Театр им. Вахтангова – один из ведущих  лайнеров российской театральной флотилии с дружной высокопрофессиональной командой. С того времени, как к  штурвалу встал капитан Туминас, корабль твердо держит курс только вперед. Поставленная к 90-летию Театра им. Вахтангова грандиозная «Пристань», объединила все поколения и театральные цеха вахтанговцев. Авторитет Римаса Туминаса за эти годы вырос настолько, что накануне столетия стало даже немного тревожно: куда дальше? А дальше опять нужно собрать все поколения вахтанговцев на одной сцене.

Чтобы самый значительный из всех юбилеев – столетний запомнился, нужно было выбрать нечто великое. Художественный руководитель Театра им. Евг. Вахтангова Римас Туминас замахнулся на роман-эпопею Льва Николаевича Толстого. Режиссер продумал сценическую композицию и вместе с Марией Петерс адаптировал огромный текст романа под будущий спектакль. Великий писатель – великий роман – сотни героев, тысячи слов. «Войну и Мир» невозможно прочесть за один вечер, но нужно показать, перевести с литературного на театральный язык, да так, чтобы зрители пролистывали – проглатывали страницу за страницей, не в силах оторваться…

Римасу Туминасу удалось погрузить каждого в прочитанный-перечитанный  роман, переосмыслить заново, сверить наши представления о «Войне и Мире» и толстовских героях с режиссерской концепцией. И пусть некоторые персонажи выглядели на сцене не так, какими представлялись (каждый читатель видит по-своему), постановка поразила свежестью и глубиной. Так из какого-нибудь душного зала с навязчивыми перфомансами и застывшими масками выходишь в парк, вдыхаешь аромат цветов, любуешься прогуливающимися людьми и понимаешь, что никакое видео, никакие фотографии не заменят жизнь. Здесь и сейчас.

Римас Туминас не воспользовался ни одним из модных в режиссерских кругах приемом: на сцене нет камер, видеопроекций, брызг дождя, грязи и разноцветных красок, нет популярных песен и приглашенных звёзд (своих достаточно), у артистов не забелены лица, никто не обнажился, а спектакль все равно получился ультрасовременным.  Уже после первых трех показов о постановке заговорила  вся Москва.

Как хорошо приходить на спектакль просто зрителем и позволять себе неторопливо рассматривать и выслушивать, вспоминать свои впечатления от романа и понемногу критиковать, ведь всегда найдется что покритиковать, но об этом позже. Уж очень  хочется восхищаться. Сценография Адомаса Яцовскиса и костюмы Марии Даниловой, музыка Гиедрюса Пускунигиса, свет Александра Матвеева и Дамира Исмагилова - все подчеркнуто сдержанно интеллигентно. Строгий целомудренный спектакль. Никаких вычурных деталей, смены декораций, ничто не отвлекает от лиц, слов и эмоций. Как  интересны все персонажи, как каждого видно на фоне светло серой – зеленой - голубоватой стены, отступающей или  надвигающейся, обнимающей или подавляющей. Воздушные светлые ткани вокруг Наташи Ростовой (Ксения Трейстер) и Сони (Ирина Смирнова), сдержанные тона мужских костюмов и платьев салонных дам. Вот, разве что князь Андрей Болконский (Юрий Поляк) блеснет белым мундиром с золотыми эполетами или Элен (Анна Антонова) сверкнет драгоценностями.

Какие чудесные придуманы мизансцены. Весело носятся девочки, поддразнивая юных кавалеров, играя в свои первые влюбленности. Пронзительно чувственно объяснение Наташи и Бориса (Николай Романовский): она подставляет ему для поцелуя куклу, а сама задыхается от невнятных еще желаний!

У скромной и верной Сони к Николя (Юрий Цокуров) – любовь на всю жизнь! И как ей страшно потом будет услышать от графини Ростовой (Ирина Купченко), что Николя должен жениться на богатой девушке, чтобы поправить семейные дела.

У Наташи Ростовой (Ксения Трейстер) в жизни будет много спонтанного и ошибочного, такая уж страстная порывистая натура, мать все простит своей любимице, даже измену жениху, в отличие от Марьи Дмитриевны Ахросимовой (Ольга Тумайкина). Прямая и жесткая крестная сорвет побег влюбленной, как кошка, Наташи с Анатолем Куракиным, сберегая честь семьи.

Нужно видеть сцену в театре, когда Наташа ловит на себе смелые взгляды Анатоля Курагина (Владимир Логвинов), сначала робея, потом заинтересованно и, наконец, вспыхивает неукротимым огнем страсти.

А пока – первый бал, волнение чистого девичьего лица, трепет тонких рук – почему же никто не приглашает ее, ведь она так хорошо танцует, и ей так хочется танцевать! И зал замирает, следя за стремительным полетом-кружением по просторному бальному залу, сначала сольным, потом в паре с князем Андреем (Юрий Поляк), весьма довольным собой и своей визави. И как-то не замечаешь, что на сцене нет ни колонн, ни толп танцующих, никаких характерных примет роскошного бала – все дорисовываешь в своем воображении, вдохновившись фантазией режиссера.

Римас Туминас не играет артистами как пешками, он дает им рисунок роли, а дальше – уж сами, в силу своего ума и таланта. Характер персонажа - не только в выражении лица, но и в каждом движении, безупречно выстроенном хореографом Анжеликой Холиной – верным соавтором режиссера.

В ожидании вальса Наташа перебирает ножками, словно молодая лошадка, застоявшаяся в стойле, а потом счастливая, вышагивая под руку с князем Андреем, обретает твердую горделивую поступь.

Забавно выглядит возвращение с бала семейства Ростовых.  Еле тащится уставший граф Илья Андреевич (Сергей Маковецкий), семенит недовольная графиня Наталья (Ирина Купченко), плетутся остальные домочадцы, лишь Наташа летит, почти не касаясь ножками пола. Трудная роль досталась Асе Домской – ее Вера Ростова замкнута и молчалива, потому что нелюбима, прежде всего, матерью. На Вере непременно надето что-то черное – шляпа, пиджак.  Вспоминается чеховская Маша из «Чайки»: - Отчего вы, Маша, всегда ходите в черном? – Это траур по моей жизни…